ОТЧЁТ

Международная скалолазная экспедиция в Гранитные города Улахан-Сис.

Первая фотоэкспедиция в горный кряж Улахан-Сис в заполярной Якутии, проведённая в 2016-м году, принесла откровенно сенсационный результат. И когда вернулся домой и опубликовал в своём блоге некоторые снимки этого потрясающего останцового ландшафта, который притаился в низовьях Индигирки, и оставался до сего времени практически неизвестным, то получил вполне ожидаемый резонанс. Информация быстро распространилась не только по стране, но и по миру. Интерес был разносторонний, но несколько неожиданно для меня самого особый интерес эти гранитные останцы вызвали в среде клаймеров, то есть скалолазов. Мне начали писать письма из разных стран с вопросами об организации экспедиции, с целью восхождения на никем и никогда ещё непокорённые скалы. Мотив, в общем, понятен - быть первыми. Честно сказать, я скептически относился к тому, что кто-то действительно дозреет до реализации такого проекта.

Время шло, в следующем 2017-м году я сводил в Гранитные города, как назвал этот останцовый ландшафт, небольшую группу туристов. И вроде как-то первоначальная волна интереса от клаймеров уже практически угасла, и я уже успел сформировать график фототуров и экспедиций на 2018-й год и даже начал набирать под них участников. Но тут неожиданно и очень активно стал проявлять себя один из ранее заявленных претендентов на реализацию скалолазного проекта. А именно, как уже стало потом понятно, звезда мирового скалолазания из Австрии Kilian Fischhuber. Для начала я не стал придавать серьёзного значения этой активности, желающих было много, но по факту так до сего времени ничего и не вызрело. Но Kilian продолжал задавать вопросы, и в результате мне пришлось делать выбор, либо отказать, либо отменить два уже объявленных тура и заняться этим, бесспорно интересным проектом. Но чтобы как-то подстраховаться, потребовал некоторый депозит и получил на это согласие, а позднее получил и депозит. Как оказалось, спонсором проекта готов выступить Red Bull.

 

Гранитные города на карте.


Итак, теперь надо было всё как-то организовать. Задача ведь была не только забраться на эти скалы, но и снять фильм. А это значит куча снаряжения и оборудования, и всё это тащить на себе 30 километров. Спонсор не мог выделить бюджет на вертолётную заброску, поэтому только на себе. И учитывая, что внутренними якутскими авиалиниями большой багаж не провезти, его ещё нужно как-то отправить на место. Длинная у нас была переписка, и очень важно было донести до Килиана и его команды, которая начала формироваться и постепенно всё увеличивалась в количестве, адекватное понимание условий проведения экспедиции. Ребята задавали иногда откровенно смешные вопросы и предлагали совершенно невозможные способы транспортировки груза в тех условиях, например, на телеге с колёсами. Но постепенно понимание приходило, и ближе к делу для них стало очевидно, что надо как-то минимизировать весь груз, взять только самое необходимое.

Экспедиция была запланирована на начало июня. Однако если бы я до этого не провёл апрельскую фотоэкспедицию, где снегоходами удалось сделать заброску продуктов прямо в останцовый массив, то вряд ли что-то получилось бы. По крайней мере, провиант мы могли не нести, вернее, нести только в расчёте на три дня пешей заброски, а это существенно облегчало нашу поклажу. Ребята хотели, чтобы я сделал заброску и части снаряжения тоже, но протянули время, и мне уже было не успеть к апрельской экспедиции его отправить в Чокурдах или Белую Гору.

К лету команда серьёзно расширилась. Кроме Kilian Fischhuber добавился ещё один скалолаз из Германии Robert Leistner, также довольно известный в этих кругах; продюсер всего мероприятия австриец Florian Klingler; фотограф Elias Ferdinand из Австрии; а также два видео-оператора из США Corey Rich и Dane Henry. Но проект предполагал также и участие нашего российского скалолаза, совмещающего в себе функции переводчика. В этой роли должен был выступить Евгений Овчинников из Красноярска. Но ближе к делу у него возникли некоторые сложности, и он нашёл себе замену в лице Галины Терентьевой, молодой скалолазки из Красноярска. Таким образом, в нашей команде появилась единственная женщина, украшение всего путешествия и моя главная помощница. Ну и «Father of the expedition», как меня потом окрестили мои новые друзья. Итого, нас восемь человек.

Время пришло и в конце первой декады июня, когда Индигирка в Белой Горе только освободилась ото льда, наша международная команда прилетела в этот далёкий посёлок, столицу Абыйского улуса. Здесь нас уже ждали люди, с которыми была договорённость о заброске в Похвальный на моторных лодках. Но встретили непросто, что было сюрпризом даже для меня. Вся принимающая семья оделась в национальные одежды и устроила что-то вроде посвящения с кормлением огня, как и полагается в Якутии. Ну и само собой пригласили за стол, который ломился от всяких разных блюд местной кухни.

С самого начала мне пришлось перевоспитывать европейскую ментальность моих друзей в условиях, где она не может быть реализована. Ну не может здесь быть всё чётко расписано, а отношение ко времени у местных людей совершенно другое. Кое-как уговорил остаться на ночёвку в Белой Горе, чтобы нормально подготовиться и отправиться в Похвальный уже следующим днём. А следующим днём, мотор одной из лодок что-то забарахлил по пути, и мы потеряли довольно много времени на решение этой проблемы. Мои друзья никак не могли понять, почему мы не можем вернуться и взять другую лодку. Но в итоге, мы всё же благополучно достигли цели. Надо сказать, что ребята довольно быстро поняли, что к чему и уже через несколько дней перестали куда-то торопиться и все планы строили исходя из условий которые сейчас, а не из тех, которые хотелось бы иметь по плану. Перевоспитание прошло быстро и почти безболезненно. Так что, бытие определяет сознание, а не наоборот.

Пешую заброску начали в тот же день, как приехали в нежилой геологический посёлок Похвальный, где всё же обитает пара человек, о них рассказывал ранее в предыдущих отчётах. И тут я понял, что заболел. Для меня этот первый день под рюкзаком, по заболоченной вездеходной дороге и в жару, да с собственной температурой, оказался настоящим кошмаром. Хотелось упасть куда-нибудь в лужу и тихо умереть. Вот не было бы на мне всей этой ответственности, никуда бы не пошёл, а отлежался для начала. Первый раз в жизни меня разгружали, частично естественно, но хотя бы так. Мне было стыдно, но идти как-то надо. И уже было понятно, что в этот день начала формироваться настоящая команда, с которой в разведку идти можно. В тот день мы прошли 12 километров и остановились на отдых у единственного ручья на пути. И всё-таки, я выжил в тот день. Оказалось, что сроки экспедиции были выбраны крайне правильно. Комаров ещё практически не было и это существенно облегчило наше существование, а может быть, и вообще обеспечило успех. Да, нам потом досталось на выброске и ребята признались, что если бы в ту сторону был такой кошмар, то они могли повернуть назад.

Вторым днём заброски мне несколько полегчало, и я уже мог быть со всеми наравне. Но в этот день усталость накопилась уже и у моих друзей, потому дошли только до первых останцов, которые я называю Похвальненскими. Ребята уже и здесь начали присматриваться к скалам, но я их уговорил ничего здесь не затевать, потому что там, куда я их веду, всё гораздо круче. И да, когда третьим днём мы прибыли на место, их восторгу не было предела. На финишной прямой я вырвался вперёд, мне не терпелось посмотреть, цела ли моя апрельская закладка. Всё оказалось на месте и это тоже обеспечило успех экспедиции.

Место под базу было предопределено предыдущими двумя экспедициями. Всё там же, под защитой гранитных стен, окружающих с трёх сторон удобный пятачок под установку палаток. А с той стороны, где стены нет, сохранился ещё довольно большой сугроб снега, так что, воды было вполне достаточно. Дрова и продукты завезены ещё в апреле, жить можно вполне комфортно. Пока ребята с открытыми ртами ходили и глазели на окружающие скалы и прикидывали возможные маршруты для восхождений, я успел поставить все палатки и подготовил базу для проживания. В тот же день мои друзья успели пройти первый несложный маршрут и поднялись на вершину одной из гранитных стен поблизости с базой.

С самого первого моего посещения Гранитных городов я как-то неосознанно начал одухотворять эти многочисленные изваяния. Нет, я далёк от всей этой мистической мути, но к этим скульптурам просто невозможно относиться как к мёртвому камню, несмотря на однозначно природное их происхождение. Не зря в далёкие времена такие места были табуированы для проживающих здесь народов. И ту радугу, которую зажгли над отдельно стоящим останцом, когда мы впервые поднялись на вершину 588 метров и с которой увидели всё это чудо в той первой экспедиции, я расценил именно как благосклонность духов, охраняющих эту землю. Тот останец так и назвали потом Сторожевой, он будто и впрямь сверху следит за всеми городами. И в этот раз у меня были некоторые сомнения, а могу ли я привести сюда людей, которые хотят забраться на голову этим каменным людям. Но сомнения быстро развеялись, всё говорило за то, что нас и в этот раз приняли благосклонно.

Около двух недель мы прожили здесь наверху, в окружении гранитных скал, в уютом палаточном лагере, который называли отель «На спине у дракона». Со стороны вершины 588 этот останцовый комплекс и правда выглядит как сплошная стена, напоминающая гребень на спине у какого-нибудь доисторического ящера. И почти всё это время погода нас откровенно баловала. А солнце нам очень нужно было, даже просто для того, чтобы заряжать многочисленные аккумуляторы. Три солнечные батареи справились полностью с этой сложной задачей, а солнце в это время категорически отказывалось скрываться за горизонт круглосуточно. В самой своей низшей точке проходило прямо над плоской вершиной преобладающей здесь вершины Ат-Хая, но затем вновь поднималось вверх. А снимали ребята очень много, у всех было по зеркальной камере, да ещё квадракоптер, так что, энергии требовалось много. Что-то около 12 скальных маршрутов было обработано и пройдено за это время, некоторые откровенно сложные. Особенно я волновался, когда Килиан полез на голову Гагарину, это отдельно стоящий очень тонкий останец в комплексе, который назвал Байконур. Он и правда напоминает памятник Гагарину в Москве на Ленинском проспекте.

Да, давненько у меня не было такого чувства настоящей команды, как здесь. Пожалуй, с тех времён, как ходил в пещеры. Мои опасения по поводу несхожести в ментальности оказались напрасными, мы быстро притёрлись друг к другу и если бы не мои языковые преграды, то было бы всё ещё лучше, но здесь меня выручала Галя. И ребята настоящие профессионалы, тут без всяких оговорок. И скалолазы, и съёмочная группа. Мне было чему поучиться у них. С их стороны я тоже несколько раз замечал восхищение по поводу моих экспедиционных навыков. Это были замечательные дни с отличными ребятами, с которыми я быстро подружился.  

Однако время пришло, и надо было возвращаться назад. Но возвращались мы победителями, с огромным количеством отснятого материала, и потрясающими восхождениями в активе. Дорога назад оказалась несколько легче, да и груза чуть поменьше. Тридцать километров до Похвального одолели за два дня. Но здесь, когда спустились в лесную зону, чтобы мои новые друзья поняли, где находятся, комарики дали такого жару, что мне их даже было немного жаль. Да, мы удачно проскочили в период, когда это зло ещё не началось, но это время наступило в итоге. Но с другой стороны, нельзя было их отпускать, не познакомив с такой бедой, иначе будут неправильно думать о Якутии. Ребята знали, что вслед за ними я поведу сюда вторую группу, уже наших просто туристов и сочувственно кивали головами; неужели через несколько дней мне придётся повторить весь этот путь и туда и ещё обратно. Но мне не привыкать. Конечно, мы устроили в Белой Горе автопати, привели себя в порядок, и было даже несколько жаль расставаться. Но у всех впереди были какие-то свои планы и проекты. Эта дорога закончилась, а значит должна начаться другая.

Наша команда. Сразу от меня - Кори, Роберт, Галя, Флориан, Дэн, Элиас, Килиан.

Встреча в Белой Горе

Жаль мы ещё не очень проголодались.

До Похвального от Белой Горы около 220 километров.

На Похвальненских останцах мы даже не стали ставить палатки, погода была хорошая, а комаров ещё не было. 

Ребята готовятся к первому восхождению.

Наверное, местные зайцы никогда не видели людей, поэтому совершенно спокойно подпускали метров на десять.

Килиан у головы Гагарина

Небольшой ролик экспедиции

Текст и фото: Сергей Карпухин

Поделиться в соцсетях: