Фото-географические исследования
Западные ПутораныГОАКаппадокияПатагонияСеверная ОсетияБайкал
English главная страница Контакты карта сайта
  главная     экспедиции     очерки     предложения     проекты     новости     партнеры     помощь     контакты  
Авторский фотобанк
поиск
расширенный поиск

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОБЪЕКТЫ

    Алтай
    Байкал
    Башкирия
    Восточные Саяны
    Индигирка
    Кавказ
    Камчатка
    Колыма
    Лабынкыр
    Лена
    Мома
    Момский хребет
    Нижняя Тунгуска
    Обь
    Оймяконское нагорье
    Оленёк
    Омулёвка
    Пинега
    Подкаменная Тунгуска
    Подмосковье
    Полуостров Кони
    Приполярный Урал
    Путораны
    Северная Осетия
    Селигер
    Сунтар-Хаята
    Урал Полярный
    Хребет Черского
    Эвенкия
    Юдома
    Якутия
    Крым
    Вьетнам
    Гоа
    Непал
    Патагония
    Северная Индия
    Турция

ТЕМЫ

ГОРОДА РОССИИ

Главная / Очерки / На Камчатку

На Камчатку

Понятное дело, без Камчатки было никак не обойтись. Плох тот фотограф, сферой приложения сил которого являются ландшафты и природа вообще, который не мечтает побывать на Камчатке. И вроде много уже нашего брата там перебывало. И вроде никого уже ничем не удивить. Однако и меня занесло в этот край земли, славный своими чудесами. Как поётся в одной жутко матерной геологической песне – «Эх Камчатка ты заплатка на российской стороне».
Короче говоря, всё сложилось так, что сезон 2007 года был отдан Камчатке. И как всегда, первичные представления о незнакомом регионе оказались далеки от реальности. Хотя на Камчатке бывать приходилось. Это было в далёком 1984 году. Тогда, ещё будучи студентом, завербовался на полевой сезон в геологическую экспедицию. Вспоминается, как поразили заснеженные конуса вулканов, пробивающиеся сквозь серую и сплошную толщу облаков на подлёте к Петропавловску. Работы нашей экспедиции велись далеко на севере полуострова. Собственно это уже была материковая часть – Пенжинский район Корякского автономного округа. Добирались туда долго. Сначала из Петропавловска на пароходе. Тогда пассажирские суда ещё ходили в северные посёлки. Как тогда шутили на пароходе – «маленькие бичики едут в Тиличики, а большие бичи едут в Пахачи». Мы плыли целых три дня в Тиличики. Потом ещё летели на «кукурузнике» в посёлок на устье Пенжины, который назывался Манилы, почти как столица Филиппин, но только совсем не похоже. А потом ещё дальше на север нас завозили вертолётами. Это было замечательное время, в замечательных и красивых местах. В конце сезона ещё и повезло увидеть почти всю Камчатку сверху. Два дня летели на вертолёте от Манил до Петропавловска- Камчатского. Так что до сего времени сам полуостров хотя и был знаком, но совсем немного.
В этот раз первой и приятной неожиданностью оказалось то, что перелёт в Петропавловск стоит не так дорого, как можно было ожидать. Не нужно, конечно, сравнивать с прошлыми временами. Но если сравнивать с другими удалёнными районами, то вполне приемлемо. Вернее это так, если вовремя и правильно позаботиться. Морально был готов потратить и большую сумму. Такую ситуацию, вероятно, можно объяснить обилием авиарейсов из Москвы различных компаний, конкурирующих между собой. Такое положение вещей, в свою очередь, можно объяснить активным развитием коммерческого туризма на полуострове. Вот это было ещё одной и, пожалуй, самой большой неожиданностью при более подробном знакомстве с этим краем. На летний сезон, ну просто чуть ли не всё местное население становится туроператорами, от капитанов дальнего плавания, до священников. Если и утрирую, то совсем немного. Короче говоря, там теперь туристический бум и он ещё не в полном расцвете. Так что нет уже никакой дикой Камчатки, нет неосвоенной земли. Но множество интереснейших природных объектов никуда не исчезли и стали теперь ещё и объектами туристическими. И вся Камчатка – это уже большой туристический бренд. Разочарование? В определённой степени да. Но может быть в этом залог выживания этого замечательного региона. Пусть лучше люди сюда приходят просто смотреть. Ведь нет уже тех обильных косяков лосося, идущего на нерест по всем рекам. А золотые прииски только губят всё вокруг. И посмотреть здесь действительно есть на что. И люди здесь замечательные, что как раз не было неожиданностью, а только лишь ещё раз порадовало. А ещё камчатский медведь. Вот вроде по рассказам готов был к такому его поведению, но всё же необычно воспринимается дикий и грозный зверь, мирно пасущийся неподалёку и не обращающий особого внимания на людей.  
Ну ладно, расскажу по порядку, как всё было, что там увидел и что новое узнал. Всё же до этого путешествия, сама Камчатка для меня оставалась белым пятном. Да и в Петропавловске никаких завязок, остановиться негде, оттолкнуться не от чего. А гостиницы там несуразно дорогие. Ведь с чего-то начинать нужно. Однако мир не без добрых людей. Один мой знакомый в Москве позвонил своему знакомому в Петропавловске, и какое-то пристанище на первый момент было найдено.
Камчатка большая, многие фотографы ездят сюда чуть ли не каждый сезон, а некоторые совсем переселяются. В мои планы не входило обретение малой фотографической родины. Поэтому хотелось ухватить по кусочку и там и сям. Банально, но казалось очевидным начать с Ключевской Сопки, самого высокого действующего вулкана не только Камчатки, но и на всём материке. Тем более добраться туда не так сложно. Вдоль всего полуострова протягивается автомобильная трасса до самого Усть-Камчатска. Ежедневно из местной столицы, в 8 часов утра отправляются два небольших автобуса ПАЗика. Идут следом друг за другом. Один только до посёлка Ключи, а другой до Усть-Камчатска, если туда есть пассажиры. С этой дороги и началось продвижение к новым для меня территориям. Ехать до Ключей чуть ли не целый день, с заездами и остановками в некоторых попутных посёлках. Пока ехали, неожиданно обнаружился попутчик. Вернее в нашем автобусе все были попутчиками, но Серёга мало того, что ехал тоже до Ключей, но собирался идти на Ключевскую, туда же, куда и я. Он подрабатывает горным гидом, и ехал разведать новый для себя маршрут, куда потом планировал сводить потенциальных клиентов.  Очевидно, что предстоящую заброску от посёлка к горе нам будет выгодно сделать совместно. Вот только мой будущий напарник оказался из «свидетелей Иеговы». Такой засады не ожидал, вроде совершенно туристического вида парень. Даже в некоторую дискуссию позволил себя втянуть по поводу Библии и всякой другой атрибутики, присущей этим братьям. А когда понял, с кем имею дело, то даже пожалел, что свела дорожка. Но всё же решил терпеть занудную агитацию, в этих местах он действительно лучше ориентируется, да и машину в Ключах обещал найти. К тому же и его пыл умерился, видит, что толку никакого, всё как с гуся вода. Так и ехали, а через какое-то время вплотную приблизились ко всей Ключевской группе вулканов сразу. Издалека, из широкой и ровной долины реки Камчатки их вершины казались игрушечными и не настоящими. Но курящийся из них дым напоминал о том, что твердь земная всего лишь тонкая скорлупа. После Козыревска удивили и насторожили пересекаемые дорогой ручьи и речушки, берущие начало на усыпанных пеплом склонах вулкана. Вода в них была чёрной как нефть. Интересно, а там где предстоит работать мне, найдётся ли немного чистой воды?
В Ключи приехали часов в шесть вечера. Серёгу приютили местные братья, у них тут сегодня тусовка. А я понятия не имею где найти пристанище. Как часто практикую, отдал всё на волю случая. И случай не замедлил проявиться. Вернее это совсем не случай, а зачатки туристического сервиса проявились. К этому ещё не привык, вроде не Черноморское побережье. Однако стоило только свои мешки выгрузить из автобуса на, так сказать, центральной площади посёлка и даже не успел по сторонам оглядеться, как подошёл местный товарищ с предложением поселиться в его частной гостинице за 250 рублей в сутки. На самом деле это оказался обычный деревенский дом, двухэтажный и просторный в летнем варианте, то есть без всякого отопления и без всяких удобств. Но на большее я и не рассчитывал. К тому же этот день оказался воскресеньем, а по воскресеньям мужской день в поселковой бане. Что оказалось весьма кстати после пыльной и душной дороги.  
Ключи – посёлок совсем не маленький. Вернее раньше он имел статус города, или даже до сих пор его носит. Сейчас тут населения около четырёх тысяч, а раньше было около десяти. Тут даже есть дома в несколько этажей. Чем занимаются местные жители? Есть тут лесопилка, а ещё военная часть, вулканологи и метеорологи также присутствуют, ну и, наверное, все браконьерят потихоньку. Теперь вот и туризм начинает приносить потихоньку прибыль отдельным предприимчивым индивидуальностям. Посёлок стоит на берегу самой большой реки Камчатки с одноимённым названием, между двух вулканов. Вернее он стоит прямо у подножия Ключевской Сопки, а чуть подальше, через долину реки виднеется Шивелуч. Оба вулкана активные, периодически устраивают представления, и то один, то другой, а то оба сразу посыпают посёлок пеплом. Так что земля здесь чёрная и в сухую погоду очень пыльно, особенно по дорогам. Вот как раз незадолго до этого на Ключевском было небольшое извержение, из кратера истекала лава. Но, к сожалению, к моему приезду показные выступления закончились, и теперь только лёгкая струйка белого дыма курилась над идеально правильной, конусообразной вершиной Ключевской Сопки. А совершенно не похожий на своего собрата, приземистый и ассиметричный Шивелуч попыхивал более заметно. То от него тянулся по ветру длинный шлейф дыма, то иногда он выбрасывал вверх клубящийся столб. Совсем не так давно Шивелуч рванул хорошенько. Видел на фотографиях похожую на ядерный взрыв картинку. Повезло же кому-то запечатлеть.
Серёга не подвёл, машину действительно нашёл. Вот ведь непривычный атрибут в путешествиях, никогда раньше не брал с собой мобильный телефон. А здесь на Камчатке он очень пригодился. В Ключах связь тоже есть, так что договориться и скоординировать действия на завтра не составило труда. А завтра, в середине дня и отправились на базу вулканологов, под названием «Подкова». Здесь часто встречаются такие имена «подкова», «копыто». Мелкие кратеры, разбросанные по склону вулкана, действительно очень напоминают сей лошадиный атрибут. До базы больше двадцати километров дороги, а может быть и все тридцать. Но, по некоторым сведениям, дорогу где-то размыло и до самой базы не доехать. Тот путь, по которому мы ехали, дорогой назвать сложно, просто есть какие-то следы от шин прямо по руслу реки. А в реке, на самом деле, почти нет воды. Да и та, что есть, совершенно чёрная от взвеси мелких частиц вулканического пепла. Но видно иногда воды бывает много, русло постоянно мигрирует, занося чёрными отложениями всё новые участки леса. Не очень радостная картина, следует признать. Прыткий УАЗик, хотя и проходимая машина, но всё же пришлось его оставить, вернее он нас оставил. Действительно, в одном месте дорогу совсем размыло. Так что дальше всё нужно тащить на себе, но это дело привычное.
Очень даже приличный и просторный дом оказался на базе вулканологов. Причём, на тот момент пустующий. Как полагается, в доме есть печка, несколько нар и два стола. А вот насчёт воды опасения оправдались. Сколько не ходил вокруг, сколько не заглядывал во все распадки, так и не нашёл ничего. Да нет, на самом деле воды полно, не так уж далеко целая река протекает, тает ледник на склоне вулкана. Но вода в ней именно в том состоянии, что и везде, то есть совершенно грязная и чёрная. Очевидное решение этой проблемы напрашивалось с самого начала, да уж очень оно было непривлекательное. На подоконнике, в избе, уже стояло несколько пластиковых бутылок с толстым слоем чёрного осадка на дне, оставленных предшественниками. Так и пришлось последовать их примеру, то есть просто-напросто заливать грязную воду в эти бутылки и отстаивать. Но полной прозрачности так и не удавалось добиться, мутной водичкой пользовались. Ну да ничего, главное к работе можно приступать. Вот только, честно говоря, не очень здесь вдохновляет Ключевская Сопка. Как-то не за что ухватиться творческой мысли. Стоит себе однообразная, серая, конусообразная гора и слегка курится на вершине. И эту картину тоже ещё не часто показывают, в основном гора закрыта облаками. Почему-то совсем не производит вулкан ощущения столь высокой вершины, то ли нет ничего для масштаба. А местность вокруг тоже довольно однообразна. База расположена на высоте 900 метров над уровнем моря и это здесь чуть выше границы леса. Вернее лес закончился далеко внизу, но почти до базы тянутся заросли карликовой ольхи. Неподалёку от дома нагромождения чёрных, бесформенных камней. Это застывший лавовый поток, который спустился так низко совсем не так давно, ещё где-то в двадцатом веке вроде бы. Вот такая безрадостная картина складывается, хочется, чтобы здесь было небольшое озерцо, в котором бы отражался конус вулкана. Или что-то ещё для полноты картины.  
Мой напарник здесь задерживаться не стал. За день поднялся по склону куда-то до высоты около двух тысяч и, переночевав ещё раз на базе, рано утром убежал вниз. Его работа закончена, а мне ещё нужно попытаться что-то вытянуть из этой горы. В поисках других сюжетов поднялся выше, к следующему домику вулканологов, расположенному на высоте 1450 метров над уровнем моря. Говорят, ещё где-то на двух с половиной тысячах есть самый верхний домик вулканологов. Но туда уж точно не потащусь, не вижу никакого смысла. В сюжетах это разнообразия прибавить не очень сулит.
В отличие от нижней, основной базы, этот домик совсем маленький. Он больше похож на блиндаж, а не на жилище. Это, наверное, на случай, если вулкан бомбардировать возьмётся. Снаружи весь залит цементом, но внутри покрыт деревянными досками, что создаёт некоторое ощущение комфорта. Вдоль стен двое нар, а посредине складной столик. Есть и печка, но совсем проржавевшая. Дрова кое-какие имеются, и даже удалось худо-бедно воспользоваться дырявой печкой. Но топить пришлось с открытой дверью, иначе не продохнуть от дыма, заполнившего избушку. Вообще, домик стоит прямо на краю небольшого кратера. Таких боковых кратеров много разбросано у подножия и на склонах вулкана. Теперь они, конечно, бездействуют, но были и другие времена. Кто-то не поленился из проволоки выгнуть буквы и приколотил над дверью, получилось – «Цирковая-1», ну прямо гостиница. И вроде безжизненно всё вокруг, но оказался и здесь свой обитатель. Нарушил я покой одной местной, серой мышки. Сначала она где-то попискивала недовольно, когда заселился в эту гостиницу. А потом просто пришла, уселась на порожке и стала недовольно рассматривать непрошенного гостя. Но видно смирилась, отвернулась от меня и стала равнодушно умываться.
Прямо от домика открывается обзор на широкую и просторную долину реки Камчатки. Здесь долина действительно очень широкая, это просто даже межгорная котловина, по которой река растекается многочисленными рукавами. А по ту сторону этой котловины виднеется треугольный и ассиметричный вулкан Шивелуч с дымящимся шлейфом над вершиной. И вот, прямо над этой долиной, рано утром можно лицезреть восход солнца. А ещё отсюда виден посёлок Ключи. И уж совсем поразительно, нормально работает мобильная связь, включил телефон и сам удивился. До чего же необычно было, стоя на безжизненном склоне самого высокого действующего вулкана Евразии и наблюдая восход солнца, разговаривать со своей дочерью. Позвонил и в Ключи, хозяину частной гостиницы. Он и сообщил, что в нижней базе уже должны быть очередные туристы, которым он помог с заброской и которые останавливались у него.
Внизу, на базе действительно обнаружил компанию туристов в уже солидном возрасте из Сургута и Томска, состоящую из трёх мужчин и одной женщины. Сюда они поднялись прогуляться. Да и вообще по Камчатке они просто гуляют, без каких-либо серьёзных целей. Завтра собираются спускаться вниз, где их вновь должен подобрать Геннадий, тот самый хозяин гостиницы. Это выглядело и как удобная оказия для меня, можно было часть дороги проделать не пешком. Каких-либо веских оснований, чтобы оставаться здесь, не просматривалось в округе. Поэтому последовал вниз, вместе с этой компанией.
Этот день был пятницей, а как помнилось в воскресенье в Ключах банный день для мужчин. Поэтому до воскресенья решил покрутиться недалеко от посёлка, по ту сторону реки, на берегу озера Куражечное. Эту точку планировал заранее, надеялся увидеть в озере отражение и Ключевской Сопки и Шивелуча. Место, где можно было увидеть и то, и другое одновременно, отыскал с трудом. Само озеро не впечатляет, противоположные берега плоские, горы и сами вулканы слишком далеко, а вода не очень чистая, зато тёплая. К тому же установилась жара. Тут ещё выходные случились, так что по озеру постоянно шныряли моторные лодки. Местное население вышло на отдых и рыбалку. Сюжеты с отражением вулканов как-то получились, но всё портила густая атмосферная дымка. А поселковую баню навестил, конечно же, в воскресенье.
Изначально в этом районе планировал провести несколько больше времени, но особого энтузиазма эти места не вызывали, поэтому решил двигаться дальше. А вот следующий пункт совсем не планировал затрагивать. Однако поддался всеобщей агитации. Уж очень часто приходилось слышать слово Эссо. Чуть ли не все, с кем доводилось общаться, интересовались, не посетил ли ещё этот посёлок. А когда узнавали, что ещё не осчастливил себя знакомством со столь привлекательным объектом, то настоятельно рекомендовали. Подозревал ведь, что это всего лишь для туристов местечко, но всё же поддался.
В понедельник и отправился из Ключей в обратную дорогу, всё на том же маленьком автобусе, следующим теперь обратно, в Петропавловск-Камчатский. Ещё когда входил в автобус, сразу же обратил внимание на мужчину с кофром в руках, явно коллега. Выяснилось, что не совсем, но близко к тому. Вновь обретённый знакомый, по имени Николай, оказался журналистом из Украины. Он придумал себе интересную тему под названием «Украинцы за Уралом» и разрабатывает её. Разыскивает своих земляков по всей необъятной Сибири и Дальнему Востоку, делает репортажи, фотографирует. Вот сейчас едет из Усть-Камчатска, куда попал с острова Беринга. Микола так же, как и я попал на ту самую приманку, едет в Эссо. Вот так образовался товарищ на этот небольшой этап путешествия.      
В Эссо на этом автобусе не попасть. В определённом месте пришлось выходить, здесь от основной трассы отходит развилка на Эссо. Попутку прождали не больше часа, а потом благополучно доехали до намеченного пункта. На месте сразу стало понятно, что делать мне тут нечего. Уж очень всё пропитано духом «отдыхательного» туризма. В самую дешёвую гостиницу устроиться не удалось, но Николай смог договориться в гостинице подороже, где нам отдали одноместный номер на двоих. Кому-то придётся спать на полу. Вообще Эссо для туристов, наверное, действительно интересное место. Когда уже на полуострове хозяйничали русские, пришли к местному губернатору эвены, исконные земли которых находятся западнее, на материке и попросили дать им местечко для обитания. Вот здесь-то, в верховьях Быстрой и выделили участок для проживания и для хозяйственной деятельности, которая представляла из себя, в основном, оленеводство. Потом, уже при советской власти, сюда коряков с севера переселили. А река Быстрая здесь своя, не та Быстрая, которая вторая по величине на Камчатке. Рек с таким названием на Камчатке несколько. Растительность и ландшафты в этих местах здорово отличаются от других частей полуострова. Больше похоже на Забайкалье какое-нибудь. Вместо каменной берёзы здесь повсюду растёт лиственница. Именно лиственница и переводится название посёлка с эвенского. Кроме того, посёлок расположен прямо на горячих источниках. На одной из улиц даже сооружён открытый бассейн с термальной водой, где можно искупаться бесплатно. Ну, чем не курорт. По улицам и люди в купальниках могут повстречаться. На этот счёт в магазинах даже висят объявления, регламентирующие нахождение в этом заведении в надлежащем виде. Поддался и ещё одной рекламной фишке. Все обязательно рекомендуют посетить озеро Икар, в восьми километрах от посёлка. Но раз уж оказался здесь, нужно куда-то и сходить. На озеро ходил с ночёвкой. Ничего так себе озерцо, маленькое и симпатичное, но таких повидал немало. Короче говоря, не задержался в Эссо, оставил Миколу и отправился дальше. Впрочем, мой товарищ тоже не собирался здесь задерживаться, его дальнейшая цель – Курильские острова. Вот ведь молодец, нашёл спонсоров для своей затеи. На самом деле Эссо не такое уж пропащее место. Через этот посёлок осуществляют заброску в Ичинский заказник, а вот там гораздо мене посещаемые и интересные места. Но маршрут туда нужно было планировать заранее и выделить на это отдельное время.
А вот следующий этап моего путешествия сулил совсем другой расклад. По крайней мере, судя по информации, почерпнутой из Интернета, район потухшего вулкана Бакенинг должен быть гораздо менее посещаем, чем многие другие. К тому же, судя по карте и ландшафты там должны быть достойные внимания. Массив горы Бакенинг окружен ожерельем из горных озёр. И здесь берут начало две, самые крупные реки полуострова – Камчатка и Быстрая, а также здесь расположены истоки Авачи, реки впадающей в океан поблизости от Петропавловска-Камчатского. Этому району решил посвятить наибольшее количество времени.
Чтобы подобраться к Бакенингу вновь еду на автобусе по главной трассе в сторону местной столицы. Нужно выйти где-то у моста через Правую Камчатку. Водитель как-то не очень понимает о чём идёт речь, поэтому нужно самому проявить бдительность и понять в нужный момент, что это именно то самое место. То самое место не пропустил, вышел, где надо.
А вот теперь придётся заняться более привычным делом, то есть перетаскиванием тяжёлого груза к цели. Работать предстоит почти месяц, так что груза совсем не мало, не меньше 50 килограмм. Были некоторые сомнения, но всё же удалось подняться и идти, вместе со всем своим багажом. Отсюда километров двадцать до ближайшей цели, то есть первого озера из ожерелья Бакенинга. Понятно, что идти нужно вверх по долине Правой Камчатки, но, как и где идти правильно, не знаю. Дорого обошлось мне это незнание, что выяснилось уже гораздо позже. Нашёл какую-то дорожку, ведущую вроде в нужном направлении, по правому берегу. Но дорожка закончилась быстро, какое-то время иногда ещё и тропа прослеживалась. Знать бы, что нормальная дорога по другому берегу ведёт. Короче говоря, три полных дня понадобилось, чтобы добраться к цели и чем выше поднимался, тем больше доставалось. А уж в конце, на самом крутом подъёме влез в такие заросли ольховника, что проклял всё на свете, пока пробивался сквозь него со своим почти не подъёмным грузом. Однако не впервой, дотащился таки до места. А место это – берег озера Дальнее. Но это оно с той стороны дальнее, со стороны истоков Авачи, а с этой самое ближнее получается. Очень даже живописное озеро оказалось это Дальнее, вполне можно поработать. Да только погода не очень позволяет это сделать. Вот как только свернул с трассы, так с того дня и стала погода портиться и чем дальше, тем всё хуже.
Давно потухший вулкан Бакенинг здесь уже совсем неподалёку. Он доминирует над окружающими горами, хотя высота его всего лишь 2276 метров над уровнем моря. Эрозия уже здорово поработала над его обликом, придала ребристость его склонам. Озеро Дальнее расположено к северу от Бакенинга, а к востоку от озера, совсем неподалёку выглядывает какая-то рваная, бесформенная и чёрная вершина вулкана Ново-Бакенинг. Собственно говоря, он и не выглядит как вулкан, а просто как каменное нагромождение, откуда когда-то давно вытекала лава на поверхность. Огромный язык этого лавового потока растекся далеко в сторону долины Правой Камчатки, отгородив озеро Дальнее от долины и сделав его бессточным. А может быть, как раз эта лавовая запруда и создала озеро. Видно, что лава истекала уже давно. Вся поверхность её покрыта травяной растительностью и уже образовался глубокий слой дёрна, а кое-где и кустарник растёт. Берега озера, например, довольно густо покрыты кедровым и ольховым стлаником. В озере водится небольшая рыбёшка, вероятно, это разновидность гольца, выродившаяся из-за того, что водоём не имеет стока. Около недели жил на Дальнем, выжидал редкие моменты, когда небо позволяло раскрыть художественный потенциал этого кусочка Земли, который сам по себе, в пасмурную и дождливую погоду, не мог создать интересную картину. Вот вроде и подальше от хоженых троп забрался, но и здесь совсем в одиночестве остаться не удалось. Встретились две гуляющие парочки туристов, одни художники из Петропавловска, а другие просто туристы из Белоруссии. А потом ещё и большая группа из Москвы нагрянула. Родители своих детей на Камчатку привезли прогуляться. Первые несколько дней прожил в своей маленькой палаточке на берегу у юго-западного залива озера, а потом перебрался на большой мыс, вдающийся в озеро с юга. Этот мыс образовался благодаря всё тому же лавовому потоку от Ново-Бакенинга. Каменистый мыс, поросший травой и кустарником, образует здесь очень живописную и композиционную картину из полуостровов, островов и заливов. К тому же и устроиться здесь можно было с комфортом, в зарослях кустарника, в закрытом от ветров месте натянуть костровой тент и пережидать очередной дождливый день. Время здесь даром не прошло, смог обыграть предложенную картинку. А вдалеке, на противоположном берегу, можно было наблюдать пасущихся медведей, но это было слишком далеко.
Пришло время, когда осознал, что потенциал этого места использовал достаточно, а соответственно нужно перемещаться к следующему объекту. А следующий объект - это озеро Медвежье, и оно лежит по другую сторону от перевала, что между Бакенингом и Ново-Бакенингом. И хотя не очень приятен был всё ещё большой груз, который нужно было перетащить через этот перевал на расстояние около восьми километров, но здесь не было тех безумных зарослей ольховника, и погода позволила сделать это достаточно комфортно. К тому же с перевала открывается замечательная, живописная картина, как на очень красивые горы, встающие над долиной ожидаемого озера Медвежье, так и по эту сторону перевала, откуда пришёл. Отсюда хорошо видно большое лавовое поле, протянувшееся мощным и длинным ребристым языком от самого Ново-Бакненинга в сторону долины Правой Камчатки. 
На Медвежьем сразу же решил уйти на его северный берег, откуда открывается вид на Бакенинг через озеро. Тропа по берегу хотя и нашлась, но пришлось опять сквозь заросли ольховника пробиваться. Габариты моей поклажи не позволяют так просто преодолевать такие препятствия. И как уже стало привычным, на следующий день вновь испортилась погода, пришлось просто сидеть под тентом у костра и ждать лучших времён. Однако нашлось здесь и другое развлечение – рыбалка. Причём в том единственном виде, который приемлю. То есть бросаешь в озеро блесну и достаёшь оттуда рыбу с первых же нескольких бросков. Если несколько бросков подряд не приносят результата, значит, рыбалки нет и можно прекращать неперспективное занятие. Но здесь голец ловится хорошо, экземпляры небольшие, в основном от 300, до 700 грамм. Но мне много не требуется, так что и это развлечение ненадолго.  
Хорошей погоды на Медвежьем дождаться удалось. А горы здесь красивые и каждая гора не похожа на другую. С их склонов в озеро бегут ручьи, и здесь начинается Средняя Авача, несущая свои воды в Авачинскую губу, что поблизости от Петропавловска-Камчатского. По другую, южную сторону озера горы пониже, но отсюда виден Бакенинг. Отсюда он выглядит уже совсем не так, как со стороны Дальнего. Здесь его склон цветной, в жёлто-красно-коричневых тонах, а почти на вершине выделяется причудливый высокий останец, заканчивающийся сверху двумя загнутыми коготками, будто чья-то лапа. Попытался устроить на Медвежьем и фотоохоту на зверя, имя которого дано озеру. Мирно пасущуюся медведицу с тремя медвежатами долгое время наблюдал на восточном берегу озера. Они были слишком далеко, поэтому просто смотрел, как семейство разгуливает по крутому склону. Они то спускались к самому берегу, то поднимались высоко по распадкам. Так постепенно и подобрались к северной оконечности озера. Вот тут и не выдержал, вышел по пути их предполагаемого следования, в надежде устроить в кустах засаду с фотоаппаратом. И сделать это удалось, да вот ветер оказался неблагоприятным. Как только медведица вышла на берег ручья, сразу же насторожилась, повела мордой в мою сторону и тут же бегом стала уводить медвежат вверх по склону, спасая от возможной опасности. До меня оставалось ещё не менее сотни метров.
На озере Медвежьем провёл ровно неделю, в основном на северном берегу. Но последние два дня на южном, в надежде освоить новые ракурсы. И за всю эту неделю никакие другие люди озеро не побеспокоили. В самый последний день даже совершил восхождение на близлежащую вершину, откуда удалось увидеть сразу два озера одновременно и Медвежье и Верхне-Авачинское, к которому были направлены мои дальнейшие устремления. Вот в последней ночёвке на Медвежьем и приснился этот смешной сон. Будто нахожусь в каком-то помещении, и тут вдруг появляется такой чистенький, розовый поросёночек в шляпке и человеческим голосом говорит:
- Привет, меня зовут Энни, а помнишь, я с одной твоей знакомой приходила.
И так эта Энни начинает грузить своими разговорами, да и откровенно кокетничает, что даже слегка смущает.
Утром снялся с этого лагеря, и свой путь продолжил в направлении к Верхне-Авачинскому озеру. Между озёрами всего около четырёх километров и они соединены рекой. Не так много времени понадобилось, чтобы преодолеть это расстояние, хотя лёгким этот путь всё ещё нельзя было назвать, груз не позволяет. На этом озере также никого не обнаружил. Но такое состояние длилось недолго. Только лишь место успел подыскать для стоянки, а вот палатку ставить пришлось чуть позже. Потому что из-за горы вылетел вертолёт, сделал круг над озером и приземлился совсем неподалёку, нарушив идиллию одиночества. Пока ещё не зная, радоваться или огорчаться, пошёл встречать гостей по ту сторону реки, впадающей здесь в озеро. На месте обнаружил большую компанию, выгружающую из МИ-8 многочисленные картонные коробки явно со съестным содержимым, рюкзаки и прочее туристическое снаряжение. Ребята моему появлению удивились не очень, и повели себя сразу же приветливо и дружелюбно. То место, где я уже приметил местечко для стоянки, было явно лучше, поэтому предложил перетащить всё их барахло и встать по соседству. Так и сделали, когда вертолёт вновь поднялся в воздух и перестал нарушать своим явно техногенным видом первозданную иллюзию озера. Впрочем, тут и без него хватало следов человеческой деятельности, причём с трагическим подтекстом. По берегу были разбросаны обломки маленького спортивного самолёта, и стоял железный крест с табличкой, на которой выгравированы имена двух пилотов, погибших здесь в авиакатастрофе. Странно, но почему-то не возникает ощущения трагедии от всего увиденного, на фоне этой красоты. Верхне-Авачинское озеро не менее красиво, чем Медвежье.
 Вот так, внезапно весь ход моего путешествия был нарушен. Но тогда ещё невозможно было понять, что нарушен он настолько кардинально, как впоследствии проявилось. Группа оказалась корпоративная, частично из Москвы, но в основном из Киева. Так вот оно, сон то в руку был, поросёнок – сало – украинцы. Привели их сюда местные гиды и туроператоры, а попросту семейная пара – Дима и Ильсия. Активность этой парочки выдавала их настоящую роль. Компания произвела благоприятное впечатление сразу же. Можно сказать, подружились, пока устраивали лагерь. А потом погода уже привычно испортилась, и весь следующий день ничего не оставалось делать, как просто общаться. И этот день непогоды оказался гораздо приятнее тех других, уже многочисленных дней непогоды, которые пришлось коротать одному.
Но это были не единственные гости на Верхне-Авачинском. Вернее, гости были мы все, а тут и коренной житель наведался, хозяин этих мест. Впервые, неподалёку от лагеря, медведя обнаружил Виктор. А через полчаса медведь уже вышел на поляну, прямо на виду лагеря и стал невозмутимо пастись. Тут уж у меня фотографический азарт проснулся, схватил камеру и к нему. Потенциально грозный и опасный зверь казался совершенно не опасен, он всего лишь мирно пощипывал травку, пасся как корова в деревне и иногда посматривал в нашу сторону. С очень серьёзной моральной поддержкой за спиной, в виде моих новых друзей, позволил себе подойти очень близко, периодически щёлкая затвором камеры. Буквально метров на двадцать подобрался. На этом расстоянии невозмутимости зверю уже не хватило, такое активное внимание стало смущать его, и он попытался увеличить расстояние между нами. Но тут уж у меня настоящий охотничий азарт проснулся. Так и не дал животному спокойно попастись. В конце концов, тому надоело назойливое внимание, и он поспешил удалиться с этой полянки. Через какое-то время сеанс фотосессии повторился. На этот раз мы просто сидели у костра и мирно беседовали, когда лохматая фотомодель спокойно продефилировала прямо за моей палаткой, буквально в 3-4 метрах от неё, совершенно не обращая внимания на нашу компанию. Медведь вновь вышел на полянку с сочной травой, как уже на привычный подиум. На этот раз фотосессия длилась меньше, герою нашему видно стало надоедать такое внимание. Увидеть медведя удалось ещё и на следующий день. На этот раз застал его, бредущего по берегу. Завидев своего преследователя вместе с камерой в очередной раз, теперь уже постарался сразу же убежать. Он перешёл реку, вытекающую из озера, и удалился по берегу куда-то к другой стороне озера. Больше мы его не видели.
Вот такой, совсем нескучный, этот непогожий день оказался на Верхне-Авачинском озере. Понятное дело, ребята и до рыбалки дорвались. Потом уже просто выпускали пойманную рыбу, потому что столько не съесть. А утром другого дня и погода вернулась. Ребятам же нужно уходить, у них трекинг по плану, тем самым маршрутом, что прошёл уже я. За то короткое время, что провели вместе, мы успели подружиться, и даже расставаться как-то не хотелось. Однако предложение ребят присоединиться к их группе, было неожиданным. Такой ход событий и стиль всего путешествия совершенно не предполагался мной. Согласиться было не просто, ведь у нас разные цели. Но, поразмыслив, пришёл к выводу, что моей цели это возможно не очень повредит и даже даст дополнительные возможности в достижении каких-то новых объектов. А уж то, что будет гораздо веселее, сомневаться не приходилось. Но всё же, если бы заметил, что Дима с Ильсиёй как-то напрягаются по поводу такого варианта, вряд ли согласился бы. Но и они явно высказывались за такую идею. Хотя понятно было, что это дополнительная нагрузка на них, по крайней мере, ещё один едок образовался. Вообще Дима с Ильсиёй отдельный разговор. Вот уж ребята при своём деле. Они и клиентов своих таковыми не называют, они для них гости. И на всё у них эта семейственность и гостеприимство распространяются. Короче говоря, душевная атмосфера образовалась в этой компании. Действительно, расставаться было бы непросто. Вот я и не стал этого делать. Хотя на один день расстались. У ребят по плану одна днёвка на Медвежьем. Мне же целесообразно тогда провести ещё один день на Верхне-Авачинском, ведь это озеро так и не раскрыло ещё свой художественный потенциал. А здесь явно что-то интересное может проявиться при вечернем свете.
Но опять не повезло. Друзья ушли солнечным утром, а потом серая облачность вновь опустилась на озеро и мне ничего не оставалось делать, как праздно шляться по опустевшему лагерю и выполнять поручение Ильсии по уничтожению продуктов, которые они не могли взять с собой. На следующий день я вернулся на озеро Медвежье и воссоединился теперь уже со своей командой. В момент прибытия основная часть её совершала восхождение на близлежащую вершину, зато поблизости обосновалась другая группа молодых туристов из Москвы.
Погода так и не дала расслабиться. Три дня выходили от Медвежьего к трассе. И всё это время солнце не радовало своим теплом, а низкое небо орошало неприятной влагой. Перевал вообще запомнился своим прохождением, было ветрено, мокро и холодно. Сквозь пелену дождя теперь уж, конечно, невозможно было разглядеть ту красоту, которая поражает здесь в хорошую погоду, да и не до этого было. Приходилось постоянно двигаться, иначе сразу становилось холодно и не комфортно. Зато Дима провёл правильными тропами. Только я мог оценить разницу между этим путём и тем, что проделал раньше. Да и вес рюкзака теперь уже был не тот.
Солнце выглянуло почти сразу же, как только вышли на трассу. Всё же злым оказался Бакенинг на погоду, продержался до конца. Но теперь для меня началась самая настоящая жизнь туриста в хорошей компании и со всеми её атрибутами. На трассе долго не прождали, через небольшое время за нами прибыл автобус, и мы отправились к дальнейшему этапу тура, по пути отметив благополучное окончание трекинга.
А дальнейшим этапом этого тура был сплав по реке Быстрая. Но перед тем, как попасть на Быструю, мы ещё заехали на Малкинские горячие источники, где в лужах с очень горячей и не очень горячей водой по вкусу, попарили свои косточки. Сплав по Быстрой здесь одно из самых распространённых туристических развлечений. Как уже упоминал выше, рек с таким названием на Камчатке много. Теперь же предстоит познакомиться с самой большой Быстрой на полуострове.
Всё возрастающая степень комфорта в путешествии не переставала поражать. Мало того, что теперь добавилось два рафта для сплава, так теперь есть большая палатка-кухня или можно сказать, кают-компания. А к ней прилагается необходимое количество стульев и столов, а также и газовая плита в придачу. Так ещё путешествовать не приходилось, за всю свою, совсем не малую практику. К тому же и Ильсия не давала расслабиться, всё норовила поразить своими кулинарными изысками.
Сам сплав по несложной реке занял всего два дня. Это мало что прибавило к моей фотографической коллекции, но время прошло весело. Помимо нас по Быстрой сплавлялась ещё куча разнообразного народа. Трезвых среди них отыскать, практически не удавалось. Всякие близкие контакты с другими группами были чреваты всеобщей пьянкой, поэтому старались их избегать. Особо рассмешила одна группа, в которой было несколько женщин. Когда их экипажи причаливали к берегу, то державшиеся ещё на ногах мужчины, трогательно и нежно выносили своих матрон и укладывали на берегу. Да и в нашей компании было довольно весело, до песен на борту, но без злоупотреблений. А в конце маршрута несколько не очень сложных порогов лишь добавили разнообразия. 
Этот этап закончился быстро, за нами вновь приехал всё тот же автобус и довольно долго вёз в город. Здесь ненадолго наши дорожки разойдутся. По плану ребята собираются посетить Долину Гейзеров. Эта однодневная вертолётная экскурсия стоит по 16 тысяч на человека. Такой расклад никак не вписывался в мои интересы, ни в финансовом, ни в творческом смысле. Всё равно ничего не успеть за день, да ещё в режиме экскурсии. Вот ведь как раскрутили Долину, просто настоящий туристический бренд и сплошной пример удачного маркетинга. Ничего против конкретно этой экскурсии, как вида туристических услуг и их цены не имею. Если люди готовы платить такие деньги, значит цена оправдана. Но ведь нет альтернативы. Людей готовых столько платить достаточно, но гораздо больше других людей, которые или не могут себе этого позволить или хотят там быть совсем в другом качестве, или и то и другое вместе. А вот для таких людей доступ практически закрыт. В очередной раз убеждаюсь, что заповедники в нашей стране создаются больше не для охраны природного достояния, а в качестве кормушки для отдельных личностей и структур. Однако слухи о случаях нелегального проникновения на закрытую территорию всё же доходят и это не плохой вариант.
Дима с Ильсиёй тоже оставались на этот этап дома, пришлось воспользоваться их гостеприимством, так что с ночёвкой в городе проблем не было. А после возвращения счастливых друзей, сразу же отправились на дальнейший этап нашего, теперь уже совместного тура. Теперь по плану посещение вулканов Мутновский и Горелый. Эти объекты также входили в мои планы, так что всё очень даже удачно совпало. Для этого мероприятия Дима арендовал специальный автомобиль с пассажирским фургоном. Что-то вроде нашего российского ГАЗ-66, только выпущенный ещё в бывшей ГДР. В способностях автомобиля по проходимости пришлось убедиться уже скоро. В сторону означенных объектов существует дорога от города. У подножия Мутновки есть действующая геотермальная электростанция, вот для неё и построена эта дорога. Там электричество вырабатывается турбинами, которые вращаются горячим паром, поднимающимся под высоким давлением из недр земли. Дорога туда не асфальт, конечно, но всё же вполне приемлемая грунтовка.
В тот день мы не доехали до вулканов. Обычно туристы, собирающиеся посетить эти объекты, базируются в хорошо закрытой долинке ручья Спокойный, недалеко от подножия Вилючинского вулкана, с его южной стороны, ещё не доезжая электростанции. Это очень удобное место, поэтому застали здесь ещё несколько больших пассажирских автомобилей со своими группами. Отсюда, при наличии транспорта, можно довольно быстро доехать и до Горелого и до Мутновки. А стоять прямо под ними чревато необходимостью испытать на себе сильные ветра, которые здесь не редкость. Кстати, конус потухшего вулкана Вилючинский хорошо виден из города через Авачинскую губу, да и плоская вершина Мутновки выглядывает слева от него.
Нам повезло, не так часто баловала погода в этом сезоне на Камчатке, но на Мутновку сходить позволила, и это был самый счастливый день во всём моём путешествии. Нормальная, отсыпанная грунтом дорога ведёт только до ГеоТЭС, но чтобы попасть в кратер Мутновки нужно проехать дальше, к её северо-западному склону. И этот путь под силу только очень проходимой технике. Его нужно проделать, в основном, по кальдере Горелого. Да и то, это возможно только уже в августе, когда достаточно растают многочисленные снежники, закрывающие подступы к Мутновке. К моменту нашего визита путь был открыт к самому началу тропы в кратер вулкана. Окрестные ландшафты поразили своим нереальным, просто неземным видом ещё на подступах, стоило въехать в обширную кальдеру Горелого. Больше похоже на лунный или какой ещё другой инопланетный пейзаж. Большие участки идеально ровной поверхности, похожей на песчаную пустыню и вокруг чёрные, обгорелые, покорёженные и бесформенные камни и нагромождения из них. И над всей этой пустынной поверхностью восстаёт чёрно-красно-коричневый, действительно весь какой-то обгорелый и тоже бесформенный и безжизненный, образно говоря шишкообразный массив вулкана Горелый.
А уж Мутновка превзошла все ожидания. Этот благоприятный день использовали и другие группы. В большей степени на тропе встречались иностранцы, но и наших достаточно много. Все приветливы и улыбчивы. Видно красота так на людей действует. А полюбоваться действительно есть чем. Тропа ведёт вверх по широкому снежнику, потом, пройдя скальный перегиб нужно ещё пройти траверсом по другому, достаточно крутому снежнику и тогда уже можно войти в ущелье, являющееся входом в сам кратер. Вот тут и начинаются настоящие чудеса и чем дальше, тем больше. Дно ущелья забито ледником, который рассекают глубокие трещины, стены же ущелья сложены рыхлыми породами охряно-жёлтого и коричневого цвета, создающими причудливые рисунки. Но апогей всей этой нереальной красоты ждёт чуть дальше, когда ущелье заканчивается и нужно подняться по крутой тропке выше, к фумарольному полю. Вот здесь действительно можно потерять связь с реальностью, так необычен этот замкнутый мир. Это совершенно непохоже на всё то многое, что доводилось видеть до этого, в других, не менее замечательных местах Земли. Красота здесь динамична и напоминает, что земная кора лишь тонкая скорлупа тверди, а в глубине всё не так спокойно. Первым делом привлекают внимание сами фумаролы. Из отверстий округлой формы различного диаметра, обрамлённых ярко-жёлтой серой, с шумом вырывается горячий пар. В облако этого пара лучше не попадать, едок очень. Сразу начинает резать глаза и вызывает кашель. А в грязевых котлах с бульканьем готовится какое-то варево, будто выставленное на показ напоминание грешникам об ожидающем их испытании. Всё здесь в необычном цвете и решении, даже вода в лужах. И завершает картину огромный ледник, голубыми глыбами сползающий с крутого склона кратера. Всё это заставляло меня в творческом экстазе бегать с места на место, в восхищении выискивать всё новые ракурсы, жадно фиксировать с помощью камеры всё новые поразительные картины. Действительно, это был момент настоящего счастья. Кое-что на закуску оставил нам Димка и на обратном пути, когда уже вновь вышли из Мутновского кратера и ущелья. Из этого самого ущелья начинается ручей, который ниже падает восьмидесятиметровым водопадом в глубокий и узкий каньон, сложенный породами насыщенных красно-коричневых тонов. Над водопадом нас ждала машина.
 Следующим днём по плану было восхождение на Горелый. Но как это часто бывает, свои коррективы внесла погода. Вновь всё закрыла низкая облачность, что лишало всякого смысла и делало попросту невозможным намеченное мероприятие. Пришлось просто общаться, ждать милостей от природы, а ещё мы спустились вниз по реке, где находится горнолыжная база и горячие источники, в которых слегка отмокли и погрелись. Там нам рассказали, что здесь сейчас какой-то медведь беспредельничает. Людей не трогает, но жратву ворует. Вот на днях один француз залез в горячий источник погреться, а бутерброды неподалёку на скамеечку положил. Тут из-за кустов этот наглец появился, слизал перекус несчастного француза и вновь удалился в своём направлении.
Это был последний день весёлой жизни в хорошей компании. Утром погода не вернулась, а ребятам нужно было возвращаться в город. Наступило время прощания. В такую погоду мне лучше было бы оставаться на месте, в укромной долине Спокойного. Но нет же, на месте не сиделось, собрался вместе со всеми. Вместе со всеми выехал на трассу, а там друзья передали меня встречной машине, которая ехала в сторону Мутновки. Так я вновь остался один. Теперь предстояло доделать то, что не удалось сделать вместе со всеми, сходить на Горелый. Времени для этого ещё достаточно.
В тот день я был какой-то неприкаянный и даже слегка рассеянный. В тумане всё никак не мог понять, где же тот правильный развилок от основной дороги в сторону Горелого. Ведь в прошлый раз тут ехали в солнечную погоду, а теперь сплошное молоко. Три машины сменил, прежде чем оказался в кальдере Горелого, под его склоном, там, где просматривалась тропа наверх. Здесь же были видны и следы от стоянок предшественников. Местечко, надо сказать, не из лучших, особенно в такую погоду, абсолютно открытое, незащищённое, мрачное и безжизненное. Чуть подальше виднеется дорога, по которой изредка проезжает техника. Это дорога на Асачу, где есть золотоносный прииск. Этот атрибут цивилизации ещё только более усиливает ощущение одиночества и незащищённости. Однако не совсем одинок здесь оказался. В рыхлых породах нарыли свои норы многочисленные семейства сурков-тарбаганов. Привыкли, наверное, к постоянным визитам туристов, если не делать резких движений подпускают очень близко. Удавалось запечатлеть метров с двух, смешными столбиками стоящих тарбаганов. Не понятно только, с чего это они такие жирные. Есть совсем немного скудной травяной поросли, а больше ничего, голо вокруг.
Кроме того, чтобы охотиться на сурков, больше в такую погоду делать оказалось нечего. Поэтому потратил остатки дня на строительство каменной стены вокруг палатки. И это оказалось своевременно. Ночью поднялся настолько сильный ветер, что уснуть так и не удалось. Всё казалось, что палатку сейчас порвёт. Дуги гнулись и с трудом выдерживали натиск. Всерьёз уже опасался, что лишусь своего жилища. Ветер не прекратился и на следующий день, порывы его, скатываясь со склонов вулкана, просто сбивали с ног. Где-то там, в стороне океана, было солнечно, но на Горелом зависла облачность, лишая меня возможности и смысла подняться на гору. Ничего не оставалось, как ждать и продолжать строительство защитной стены. Но всё же в этот день была одна группа восходителей. Видно их сбило с толку солнце, пригревшее в городе. Но раз уж приехали, решили и подняться, дорогу знают. Вот только что там сейчас можно увидеть, в этом тумане. Я тоже за ними увязался, но больше не с целью подняться на вершину, а с целью догнать и расспросить. По некоторым сведениям, где-то на склоне, примерно на середине подъёма должен быть какой-то балок, в котором раньше базировались вулканологи. В этой ситуации было бы правильно найти более надёжное жилище. Но восходители оказались хотя и местные, но о балке ничего не знали. Так и пришлось вернуться к своей маленькой и совсем не уютной палатке.
Погода предоставила все необходимые возможности на следующий день. Этот день использовали и многие другие, желающие подняться на вулкан, который сегодня открылся полностью и готов был показать все свои прелести и чудеса. В этот день на вершину поднялось около сотни человек, понаехало множество техники прямо под начало подъёма по тропе. И даже был большой и комфортабельный туристический автобус. Так что спросить было у кого, и подсказать было кому. Балок вулканологов нашёл, а потом и перетащил туда всё своё хозяйство.
Новое жилище было, конечно, гораздо лучше прежнего. Но это был всё же уже старый, запущенный и полусгнивший балок. Судя по всему, он ещё и течёт. Печка есть, но стоило ткнуть пальцем в трубу, как в ней сразу же образовалась дыра. Хорошо ещё лист жести обнаружил, который удалось согнуть в трубочку и закрыть эту часть трубы. С железом тут вообще беда, кислотные испарения из кратеров вулкана смешиваются с влагой частых туманов и разъедают железо. Вокруг разбросаны полусгнившие стальные троса. А характерный запах из кратеров доносит даже сюда.
Кое-какой порядок в новом доме навел, и ещё осталось время для работы, ради которой сюда пришёл. В этот день и открылся мне наконец-то Горелый во всей своей красе. Горелый и Мутновка схожи между собой только в том, что и там и здесь можно лицезреть отражения глубинных процессов Земли на её поверхности. Но то, как это представлено, разительно отличает их друг от друга. Мутновка какая-то уютная и домашняя, там ко всему буквально можно прикоснуться. Горелый же поражает дикой, необузданной величественностью. Породы, слагающие его, более мрачных и тёмных, чёрно-красно-коричневых тонов. Сам по себе Горелый собран из нескольких кратеров, но основных, центральных два. И на дне этих двух кратеров есть озёра. В одном пресноводное озеро и на его поверхности плавают льдинки, отколовшиеся от большого снежника, лежащего на склоне кратера. А в другом кислотное озеро и на его поверхности расплываются серные разводы, а прямо над поверхностью, в бортах кратера фумаролы с шумом выбрасывают белые струи вонючего пара. Вокруг этих двух кратеров, прямо по их кромке уже натоптана тропинка, по которой восходители делают полный обход.
В тот день мне больше удалось разведать объект, приметить интересные сюжеты, чем их использовать. Облака вновь стали цепляться за вершину, хотя уж и не так высок Горелый. Наивысшая его отметка 1829 метров над уровнем моря. Но теперь у меня есть номер в гостинице прямо на склоне вулкана, можно подождать другие благоприятные моменты. Однако следующим днём погода не дала необходимых возможностей для творческого воплощения затеи. Зато дала возможность привести в относительный порядок своё жилище. Самое главное, что удалось сделать, это использовать обнаруженный приличный кусок гудрона по назначению. Находку растопил в ведре и залил ту часть крыши, под которой располагались облюбованные мной нары. И это оказалось очень кстати, ночью пошёл дождь и балок, естественно, потёк, но в моём углу оставалось сухо. Не знаю, как давно здесь работали вулканологи последний раз, но дров от них осталось достаточно, чтобы относительно уютно пересидеть ещё несколько дней непогоды. Порой видимость сокращалась настолько, что в двадцати метрах уже ничего рассмотреть было нельзя. Хорошей погоды дождаться терпения всё же хватило. С Горелым сложился таки удачный творческий альянс. Ну а на закуску решил ещё раз сходить на Мутновку, ведь там ещё много неохваченных чудес осталось.
Под Мутновкой ютиться в палатке не пришлось. Ещё в первый визит приметил ниже по склону от дороги домик вулканологов, в нём и удалось поселиться. Дом вулканологов оказался большим и просторным, внутри несколько нар и даже кроватей, а посредине большая печка, сложенная из кирпича. В тот момент дом пустовал, но поблизости, в зарослях кустов обнаружил палаточный лагерь без обитателей. Через некоторое время хозяева всё же появились. Это оказались туристы из Твери. У них пешеходный маршрут по Камчатке, который уже подходит к завершению. Собственно говоря, на Мутновке и закончилось моё камчатское путешествие. Но оставалось странное, двойственное ощущение. С одной стороны переполненность впечатлениями от всего того многого и необычного, с чем пришлось познакомиться. А с другой стороны, ощущение какой-то незавершённости. Ведь так много ещё осталось здесь всего, к чему даже не прикоснулся. Не единожды приходилось слышать до того, что стоит один раз приехать на Камчатку, и будешь потом возвращаться и возвращаться на эту удивительную землю. Не знаю, будет ли так, но приехать ещё раз, желание точно есть.
© 2007-2012 PhotoGeographic Менеджер проекта - Оксана Глебова
Веб-дизайн - Ольга Гордиенко
Перевод - Настя Карпухина