Фото-географические исследования
ЯкутияПолярный УралСунтар-ХаятаПатагонияКавказПинежский заповедник
English главная страница Контакты карта сайта
  главная     экспедиции     очерки     предложения     проекты     новости     партнеры     помощь     контакты  
Авторский фотобанк
поиск
расширенный поиск

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОБЪЕКТЫ

    Алтай
    Байкал
    Башкирия
    Восточные Саяны
    Индигирка
    Кавказ
    Камчатка
    Колыма
    Лабынкыр
    Лена
    Мома
    Момский хребет
    Нижняя Тунгуска
    Обь
    Оймяконское нагорье
    Оленёк
    Омулёвка
    Пинега
    Подкаменная Тунгуска
    Подмосковье
    Полуостров Кони
    Приполярный Урал
    Путораны
    Северная Осетия
    Селигер
    Сунтар-Хаята
    Урал Полярный
    Хребет Черского
    Эвенкия
    Юдома
    Якутия
    Крым
    Вьетнам
    Гоа
    Непал
    Патагония
    Северная Индия
    Турция

ТЕМЫ

ГОРОДА РОССИИ

Главная / Очерки / В каньонах Омулёвки.

В каньонах Омулёвки.

Фотоэкспедиция на Омулёвку сложилась в качестве продолжения предыдущего сезона. Уж не знаю, как определить, логичного или наоборот, нелогичного, но продолжения.
В сентябре прошлого года, когда завершил очередной фотографический сезон и выбрался в места постоянного обитания местного населения, первым делом, естественно, связался по телефону со всеми, с кем хотелось и с кем полагается тоже. Шеф, чуть ли не первым же делом спросил, поеду ли в следующем году на Омулёвку. Такое предложение, в принципе, ожидал, но не так скоро. Честно говоря, Омулёвка не вызывала достаточного желания её освоить. Ведь в этом сезоне уже пришлось побывать на этой реке, правда, только в её верховьях, там, где стоит база Маргаритто. Эта база была одной из ключевых точек моей фотоэкспедиции (Колыма 2009). Вся же река оставалась лично для меня неисследованной. Однако тогда же по Омулёвке сплавилась наша команда из четырёх человек. Шеф тогда, по некоторым причинам, сошёл с дистанции в самом начале экспедиции. Впрочем, эти события уже описаны мной и не стоит к ним возвращаться. Но факт, что новая экспедиция на эту же реку являлась закономерной компенсацией для шефа за неудачу прошлого года. У меня же, на этот раз, мотивация была несколько ослабленной. Но, всё же решил отнестись к предложению как к работе и согласился поучаствовать.
Отсутствие у меня горячего желания вновь попасть на Омулёвку, было обусловлено и ещё некоторыми соображениями и представлениями о возможном ходе экспедиции. Эти представления начали оправдываться с первых же дней, начиная с прибытия в уже хорошо знакомый Магадан. В этой, так называемой, столице колымского края нас собралось четверо участников экспедиции в первой половине июня. Само собой разумеется, шеф - инициатор и финансовая основа мероприятия. Его постоянный помощник Саша, спортсмен-пенсионер, житель Магадана, в маленькой квартирке которого мы и обосновались. Ещё Славка, молодой, но уже очень опытный спортивный турист. Он как раз был в составе той команды, которая в прошлом году уже прошла Омулёвку. На него, естественно, возлагалась роль проводника и капитана нашего катамарана. Ну и, конечно, ваш покорный слуга.
Начало очень даже закономерно не задалось. Просто-напросто сама заброска на реку оказалась нормально не подготовлена и не организована. У шефа были какие-то призрачные договорённости с вертолётной командой в Сеймчане, но они оказались действительно уж очень призрачными и неконкретными.
Думаю, стоит опустить этот довольно затяжной период, вылившийся в целых две недели, который мы бесполезно потеряли в самом начале сезона. Это не содержит ничего интересного касательно самой экспедиции. Да и никак не избежать нелицеприятных высказываний в сторону некоторых объектов и субъектов.
Однако когда и надежда почти иссякла, а уж желание и подавно, свершилось долгожданное. Удалось таки вылететь вертолётом из Сеймчана в сторону базы Маргаритто, что на Омулёвке. И даже договорились, что маршрут полёта будет проходить так, чтобы зайти с устья Урультуна, правого притока Омулёвки и далее пройти до места прямо над долиной самой Омулёвки. Это бы дало нам возможность просмотреть реку сверху.
Сеймчан. Вид с вертолёта.
Сеймчан. Вид из иллюминатора набирающего высоту вертолёта.
Всё же это оказался очень удачный день, особенно на фоне затяжного периода невезения. Как только вылетели из Сеймчана и приблизились к горам, погода начала портиться. Очевидно, что если бы ещё немного потянули с вылетом, то пришлось бы опять откладывать старт на неопределённое время, а скорее даже навсегда.
Радуга, зависшая над горами.
Радуга, зависшая над горами, и наблюдаемая нами из иллюминатора правого борта вертолёта,
ещё более усиливала ощущение праздника.
Когда зашли с Урультуна в долину Омулёвки, стало понятно, что время сейчас для сплава не самое удачное. Слишком много воды в реке. Но выбирать не приходится. Тяжёлые тучи придавили сверху, лететь пришлось совсем низко, прямо между гор в тесной долине, повторяя все изгибы реки. Когда долина ожидаемо, но всё же внезапно распахнулась, а внизу показались знакомые домики базы, по стёклам иллюминаторов уже стекали струйки дождя. Вертолёт заложил круг над базой, дав рассмотреть знакомые пороги. Из трубы главной избы струился сизый дымок. Это означает, что хозяин сейчас на месте. Когда вертолёт плавно коснулся шасси почвы на посадочной площадке, к нам уже подбегал Артём, вместе со своими собаками.

Слияние Омулёвки и Урультуна.

Слияние Омулёвки и Урультуна. (Омулёвка в нижней части кадра).
Вид с борта вертолёта.

Выгрузка была, как всегда, лихорадочной и быстрой. Но как только вдали затих рокот мотора летающей машины, совершенно другая реальность завладела нами. Не успели ещё весь груз перетаскать, как поймал себя на мысли, что вроде и не было долгой зимы, что вроде так и не уходил отсюда с прошлого раза. Да и обосновался вместе со Славкой всё в том же домике, где жил в прошлом году. Ну, вот и здравствуй родная Омулёвка, родная тайга и родные горы. Здравствуй друг Артём, принимай гостей.
И хотя свалились мы с неба прямо на голову хозяину совсем неожиданно, но всё же он говорил, что какое-то смутное предчувствие было. Ну и немудрено, жизнь в отшельничестве обостряет некоторые интуитивные способности. Понятное дело, в первый день устроили баню и всё, что полагается по этому поводу.
Не буду повествовать о том, что представляет собой база Маргаритто и что вообще здесь делает Артём, рассказывал уже об этом. За год здесь ничего существенно не изменилось. Всё так же шумит порог, всё так же сразу за ним с большой скалы хорошо берёт хариус и ленок, куда чуть ли не в первую очередь взгромоздились Славка с Артёмом. Будет рыба на уху.

Артём – хозяин базы Маргаритто

Артём – хозяин и единственный постоянный обитатель базы Маргаритто. А также его собаки.

База Маргаритто.

База Маргаритто. На ближнем плане баня.
За баней справа, основной хозяйский дом.

Гостевые домики базы.

Гостевые домики базы. Рассчитаны на двух человек.
Внутри двое нар и печка.

Лабаз для хранения продуктов

Лабаз. Здесь Артём хранит все продукты.
Такие лабазы делают на случай непрошенного визита медведя.

 
На базе провели ещё два-три дня. Это как раз оказались дни с плохой погодой. За это время Славка спокойно собрал катамаран, мы сходили со съёмкой вверх по долине правого притока. За это же время и вода в реке успела несколько упасть, что было благоприятным обстоятельством.
Честно признаться, испытываю некоторые затруднения в описании данной экспедиции. Уж в очень необычном сочетании характеров, особенностей и положений образовался коллектив из всего-то четырёх участников. Достойно пера классика. Но в этом-то и затруднение, потому как таковым не являюсь, а главное, что писать нужно о реальных людях и никак не возможно сделать это, не задевая самолюбия конкретной личности. Так что эту сторону рассказа придётся совсем опустить. Зато про саму Омулёвку можно рассказать всё, она стерпит.
Итак, тот день всё же наступил, когда мы распрощались с Артёмом и Омулёвка довольно шустро начала перемещать наш катамаран, вместе с пассажирами и всем, как обычно, громоздким багажом.

Последние минуты перед началом сплава.

Катамаран практически в полной загрузке.
Последние минуты перед началом сплава.

Несколько минут до старта.
Слева направо – Владимир Иванович, Александр Григорьевич, Вячеслав и автор.

Надо признать, что база расположена весьма удачно, с точки зрения начала сплава. Она находится сразу же ниже самых сложных порогов и прохождение их необходимо, только если есть к тому желание и определённая цель. В то же время, база расположена чуть выше самого интересного участка на реке, что даёт возможность не упустить все прелести. Вот если бы ещё не сложности с заброской.
Примерно в двух километрах ниже базы, Омулёвка входит в большие горы. Не то чтобы до этого она протекала по равнине, но здесь, будто стеной встаёт скалистый горный хребет Омулёвского среднегорья. Сама по себе возвышенность не очень значительная, потому и среднегорьем называется, высоты нигде и двух тысяч метров над уровнем моря не достигают. Тем не менее, внушительной преградой кажется. И даже слегка удивляет, как это Омулёвка так, совсем не церемонясь, прямо поперёк, будто ножом режет этот горный массив, каменной стеной встающий неожиданно на пути. Всё же велика сила воды, помноженная на время.

Омулёвка перед входом в Омулёвское среднегорье.

Омулёвка перед входом в Омулёвское среднегорье.
По площади Омулёвское среднегорье тоже не так уж много места занимает. До устья Урультуна по Омулёвке километров тридцать. На этом участке река так и режет горные гряды поперёк, в северо-восточном направлении. А, подхватив Урультун, ещё километров двадцать идёт уже на север, подчиняясь расположению уже его долины. Затем выходит из гор на равнину. Вот и всё Омулёвское среднегорье. И хотя всего сплава нам предстоит около трёх сотен километров, именно вот этому первому участку и стоит уделить основное внимание. Именно таковы и наши намерения. Самая главная прелесть и необычность Омулёвки заключается в том, что река имеет довольно протяжённый каньон как раз на этом участке.
В первый день далеко не ушли, только лишь вошли в горы и остановились в первом же интересном месте, а именно на устье левого притока под названием Каньон. Экспедиция у нас не спортивная и не рыболовная, а вроде как фотографическая, так что пора приступать к выполнению непосредственных задач. Впрочем, дальнейший ход путешествия не раз заставлял усомниться в истинных наших целях. Но пока всё идет, как изначально планировали, то есть тщательно, и не спеша. Так что на первой стоянке не только заночевали, но и остались ещё на одни сутки. К тому же и погода окончательно установилась, что благоприятствовало работе.

Долина Омулёвки.

Долина Омулёвки. Первые километры в Омулёвском среднегорье.
Внизу справа устье притока Каньон. На дальнем плане устье притока Казбек.
Начальный темп нашего продвижения оказался даже более медленным, чем лично я ожидал. Вторая стоянка, уже на третий день сплава, оказалась всего лишь в полукилометре ниже, на противоположном берегу, на устье теперь уже правого притока, под совсем не местным названием – Казбек. Небольшая наледь, лежащая примерно в полутора километрах выше по этому притоку, привлекла наше внимание ещё с предыдущей стоянки, когда поднимались вверх по склону в поисках благоприятных ракурсов. Вначале планировали лишь тормознуться на устье Казбека ненадолго, чтобы только сбегать к наледи и поснимать немного, а заночевать уже где-то ниже по Омулёвке. Но объект, при ближайшем рассмотрении, оказался даже более интересным, чем предполагалось. А вот погода подвела на тот момент. Так что решили перенести съёмки на первую половину следующего дня, а соответственно ночевать нужно здесь, на устье притока. И оно того стоило. Наледь сама по себе небольшая, но в этом месте река так хитро размыла собственное русло, что прямо посреди него образовалось несколько скальных островов. Вот это всё, в сочетании с наледью и на фоне живописных гор и выразительного неба создало незабываемые картины.
Долина ручья Казбек.
Долина ручья Казбек, чуть выше наледи.
Вид с вершины одного из каменных островов.
 Такой, крайне медленный темп нашего передвижения, прежде всего, нервировал Славку. Это и понятно, все его путешествия прежде носили совсем другой, а именно спортивный, динамичный и скоростной характер, почти лишённый какой-либо созерцательности. Но в этой ситуации он находил для себя отраду в очень даже успешной рыбалке.
 

Хариус.

В пределах Омулёвского среднегорья в реке ловится, в основном, хариус.

Хороший рыбак тот, который ещё и сам готовит.

Ну где ещё так вволю поешь отменной ухи.

Примерно километра 4-5 ниже устья Казбека, долина Омулёвки несколько расширяется, река временно расходится мелкими рукавами и здесь лежит наледь, как обычно бывает в таких местах. К этому времени от неё остались лишь небольшие островки. Да и вообще, эта наледь оказалась не очень интересной и фотогеничной. Такое с ними иногда случается, не все достойны внимания. Хотя чаще это явление природы не может оставить никого равнодушным. Но это был не тот случай, так что без сожаления пропустили этот участок и стоянку устроили чуть ниже. Хотя правильнее было бы ещё немного уйти ниже. Тогда не так далеко оказалось бы одно местечко на реке, которое пошли пешком просмотреть. Дело в том, что по рассказам, в прошлогоднем сплаве на этом месте, войдя в поворот, неожиданно обнаружили препятствие в виде огромной глыбы, лежащей прямо посреди реки. Тогда успели сориентироваться и обошли камень без происшествий, хотя это было сюрпризом. Ведь за год до того здесь проходил Женя Чутчев, в одиночку на своей резиновой лодочке. Через год он также стал участником сплава и божился, что когда шёл один, такого безобразия здесь в наличии не было. Местечко это находится чуть не доходя устья правого притока, обозначенного на карте как Трущобный. Здесь лесистые сопки, будто в кучку собираются, и Омулёвке ничего не остаётся больше как резать насквозь всё это столпотворение. Нам пришлось забраться довольно высоко, чтобы просмотреть реку в этом месте, к обрывистому берегу пройти здесь невозможно. Картина не показалась ужасной. С правого берега вполне безопасный проход со сливом. А противоположный склон действительно, будто ножом резали. Гладкая, почти вертикальная стенка, внизу свежий глыбовый навал.

Остров на Омулёвке.

Вот этот характерный островок можно считать ориентиром. После расширения долины река сразу за ним входит в теснину, где ждёт большой камень в реке и за ним первый каньон.

 

Омулевки.

Вот за этим ближайшим поворотом как раз и лежит в реке большая глыба, отвалившаяся с осыпного склона горы на дальнем плане.

Этот крутой поворот, с большим камнем посреди реки, прошли без проблем на следующий день. Кстати говоря, почти сразу за этим поворотом и первый каньон на реке. Он совсем короткий, всего метров 300-400, но это настоящий каньон. Отвесные стены сразу с обоих берегов поднимаются метров на 20-30, а ширина между ними всего-то с полсотни метров. Мы, конечно, передвигаясь между ними на катамаране, раскрыв рты смотрели на всё это великолепие снизу вверх, головами крутили во все стороны.
Очередную стоянку с ночёвкой решили сделать сразу за каньоном на устье левого притока, обозначенного как Разрез. Здесь долина реки опять расширяется, вроде как распахивается, открывая довольно живописные виды. Особенно украшает пейзаж весьма характерная белая гора впереди, с гребнеобразной и округлой, сужающейся кверху вершиной, будто слегка нависающая над долиной. Мы её для себя даже обозвали горой Чутчева. Именно по его фотографиям, которые видели раньше, теперь узнавалась представленная картина. Место здесь для стоянки оказалось очень приятным, а пейзажи бесспорно достойными, потому и ещё один денёк здесь прихватили и ночь, соответственно.

Гора Чутчева.

Гора Чутчева.
Где-то там, где левое плечо горы спускается к реке и начинается основной каньон.
Основной каньонный участок начинается чуть дальше. Примерно там, где и красуется гора Чутчева. Туда мы дошли следующим днём. Зрелище, конечно, достойное. Река здесь пропилила в известняках глубокую щель. Местами кажется, что нависающие с обеих сторон стены готовы сомкнуться полностью и закрыть небо. Такое впечатление создаётся, когда находишься внизу на катамаране. А если забраться наверх, то вид тоже незабываемый. Особенно восхищает зелёная вода Омулёвки, на фоне светлых скал. Каньонный интервал довольно протяжённый, но не сплошной. Лишь участками стены зажимают реку с обеих сторон. Чаще же один из берегов, попеременно, всего лишь более или мене крутой или даже совсем пологий. А где-то и вообще никаких отвесных скал, долина расширяется, река становится обычной.

Каньон Омулёвки.

Каньон Омулёвки.
Самый затяжной, глубокий и узкий, а также и самый впечатляющий сплошной каньон располагается на участке, прилегающем выше и ниже к устью левого притока под названием Пропасть. Такие уж тут названия притоков и это их верно характеризует. Ручей приходит к Омулёвке в очень глубокой, узкой и извилистой щели, на дне которой местами ещё и снег лежит посреди лета. Солнечные лучи туда совсем не проникают. Снежник можно увидеть только на самом устье, от Омулёвки. Сверху со скал дно этой щели не просматривается. Метров за двести выше устья Пропасти самое серьёзное препятствие на Омулёвке, не считая порогов которые выше базы. Этот порог можно просмотреть сверху, со скал левого берега. Река здесь косо валится с большого камня и бьёт прямо под левую стену. Препятствие хотя и представляет собой опасность, но вполне проходимо, если быть осторожным. Наши ребята прошли здесь в прошлом году без всяких происшествий. Однако мы знали, что приключения тут случались в прежние годы. И даже была трагедия со смертельным исходом в одной немецкой группе.

Основной порог Омулёвки.

Основной порог.
На ночёвку остановились немного не доходя порога. Подходящее место есть прямо на входе в этот каньонный отрезок, после значительного расширения долины. Сразу за скалистым островком удобная коса по левому берегу. Но стоянка там возможна только при низкой воде, каковая и была на тот момент в реке.
На утро шеф пригласил всех на собрание. Начал издалека, с предисловиями. Но с самого начала было понятно, к чему клонит. Прохождение порога кажется ему слишком рискованным. Поэтому давайте обносить этот участок. Так вот почему этой ночью не доносился привычный храп со стороны палатки, в которой жили шеф и его помощник Саша, который вообще никогда не храпит.
Не таким уж принципиальным всё это казалось, поэтому проще было не устраивать бунт на корабле, а согласиться немного потаскать тяжести. Это мероприятие вылилось в полдня. Пришлось ведь и катамаран разбирать. Правда, раму удалось перенести целиком, не развязывая. Лишь гондолы понадобилось отвязать и выпустить из них воздух. Для спуска к реке здесь есть только одно подходящее место, но совсем неудобное. Крутой, заросший кустами спуск, заваленный глыбами. Это место находится ниже порога, но чуть выше устья Пропасти по левому берегу.

Последняя остановка на Омулёвке перед вхождением в каньон с порогом.

В правом нижнем углу снимка коса, на которой организовали стоянку.
Последнее место, где можно остановиться перед вхождением в каньон с порогом.
Ориентиром может служить скалистый островок, с двумя лиственницами наверху.
За ним сразу нужно уходить к левому берегу.
Без сюрпризов всё же не обошлось. Вновь собрав катамаран, и увязав на него весь багаж, отошли лишь чуть. Показалось привлекательным местечко по правому берегу прямо напротив устья Пропасти. Там удобная коса для чалки и выход наверх, откуда можно неплохо поснимать. И как-то так опрометчиво не обратили должного внимания на прижим в сотне метров ниже по правому берегу. Там-то и вляпались сразу же, как только вновь отчалили от берега. Река здесь собирается в одну струю и очень уж круто валится к правому берегу, практически поперёк. Как мы не сопротивлялись, сделать уже ничего не смогли. Слишком поздно поняли, что к чему. Вот нас и придавило всей мощью реки к скале. Жерди каркаса зловеще заскрежетали по отвесной стене, да и весь он как-то стал превращаться из прямоугольника в ромб. Мы с шефом были по правому борту, и нам пришлось очень резво запрыгнуть на катамаран, чтобы спасти свои правые ноги, свисавшие с гондолы, которая теперь утюжила стену. А вот левый борт здорово притопило навалившейся тяжестью воды. Ребята оказались под водой по грудь. Хорошо ещё никто никуда не свалился. Всё же наше судно оказалось достаточно крупным и крепким, и в таком положении оставалось не так уж долго. Мощный поток воды был способен погубить, но он же и вытащил нас из западни.

Ниже порога, но ещё перед вхождением в коварный прижим.

Каньон на Омулёвке.

Вид сверху на прижим.
Здесь струя идёт между двумя косами и прямо поперёк бьёт в стену правого берега.

Лишь вернувшись с Омулёвки, мы узнали, что на самом деле трагедия в немецкой группе произошла именно в этом прижиме, а не в самом пороге, как думали до того. Рассказывали и ещё одну историю, будто здесь же людей прижало в резиновой лодке. Сами с ружьём выбрались, а лодка так и осталась прижатая к скале. Не придумали ничего лучшего, как стрелять в неё. И это помогло. Когда воздух из лодки частично вышел, она полностью погрузилась в воду и река вытащила её из прижима.
Для нас это происшествие оказалось самым серьёзным за всё путешествие. Надо сказать, что прижимов по реке довольно много, это нужно учитывать и быть осмотрительным при их прохождении.   
 Далее особо значимое место находится примерно в двух километрах выше устья Урультуна, где и устроили очередную ночёвку. Здесь, прямо посреди реки стоит скала, высотой метров десять. В самом основании вода уже здорово подточила камень. Сколько ещё простоит это памятник природы, никому неизвестно. Может быть всего несколько лет, а может быть ещё и тысячу и не одну. Но это всё же визитная карточка Омулёвки и жаль будет её потерять.
Ещё когда летели на вертолёте, хорошо просмотрели это место. Тогда воды было так много, что вряд ли бы нашли удобное место для стоянки, коса была полностью под водой. Теперь же коса у левого берега полностью обнажилась, предоставив удобное место для лагеря. Сама же одинокая скала почти уже вышла на сушу.

Останец в русле Омулёвки.

Останец в русле Омулёвки. На этой же косе можно устроить стоянку.
Омулёвка.
Вид сверху на останец.
Ранее мы планировали уделить этому месту наибольшее внимание. Собирались тут несколько дней простоять. Но к тому моменту настроение в группе значительно поменялось. Не хочу останавливаться на причинах этого и как-то проанализировать ситуацию, дабы опять же не задеть кого-то. Короче говоря, лишь переночевали здесь, успев, впрочем, и поснимать немного. А следующим днём отправились дальше. Так наша фотоэкспедиция постепенно превратилась в рыболовно-туристическую. К тому же и погода установилась уж слишком стабильно солнечная и даже жаркая, а это совсем не значит хорошо для фотосъёмки. Никаких интересных состояний, а просто ландшафтная, почти документальная фотосъёмка. Хорошо ещё ландшафт нетривиальный спасает.
Урультун довольно полноводная река, на первый взгляд никак не меньше самой Омулёвки. Хотя, как всегда, после слияния река никогда не кажется значительно больше, даже если равноценный приток приходит.
После Урультуна река ещё километров двадцать течёт в горах и здесь полно привлекательных и красивых мест, каньонные участки тоже ещё встречаются. Особенно понравилось одно местечко, где и остановились на ночлег. Здесь Омулёвка выходит из очередного каньона и долина её опять расширяется. Тут что-то вроде межгорной впадины, отделяющей от Омулёвского среднегорья совсем небольшой Журский массив. Очень приятно было погулять по сложенной конгломератами древней речной террасе, обрывающейся отвесно к реке и поснимать греющие душу пейзажи.
Разнообразие – ещё одно достоинство Омулёвки.
А следующим днём, примерно в середине его, мы уже совсем вышли из гор. Сразу же на выходе по левому берегу стоит старая база. Несколько деревянных строений, уже практически непригодных для жизни из-за своей ветхости. Более-менее сносно выглядит лишь баня. Наверное, можно даже по назначению использовать. Сама по себе база нам была не нужна. Но Славка предложил оставить здесь часть продуктов, уже явно лишних, исходя из темпов нашего продвижения и уж исходя из настроения, тем более. Разгрузились заметно, килограмм 20-30 отнесли в одну из избушек. Казалось бы, ну что там лишние продукты, не на себе же несём. Однако такое решение было резонным. Дальше характер реки значительно меняется. Выйдя из гор на равнинный участок, Омулёвка разбегается на множество проток. И, понятное дело, проток много, ширина значительная, а воды столько же, сколько и было. Так что основная проблема здесь – многочисленные мели. И нужно ещё измудриться найти правильный путь, чтобы обойти эти мелкие участки. Что, впрочем, не всегда возможно. Так что дальше не редко приходилось идти пешком рядом с катамараном или даже протаскивать его. Такой характер река имеет на значительном протяжении, примерно 80 километров. Ландшафты здесь не очень впечатляют. Равнина, и лишь ближе к горизонту выглядывают невысокие горушки. Так что здесь мы со спокойной совестью поглощали расстояние. Разнообразие привносили частые встречи с представителями местного животного мира, в основном это были дикие олени, пасущиеся на просторах группками, парами или реже поодиночке.

Старая база на выходе из Омулёвского среднегорья.

Омулёвские обитатели.

 
Затем Омулёвка вновь вошла в горы. Это южные отроги хребта Арга-Тас. Участок примерно 50-60 километров по протяжённости. Горки здесь не такие высокие, как в Омулёвском среднегорье и каньонов тоже нет. Тем не менее, местами река очень даже живописно выглядит. Есть и порожистые участки, но вполне проходимые без особых трудностей. К сожалению, установившаяся в этом году какая-то уникальная затяжная жара, к тому моменту сделала своё дело. Где-то начались таёжные пожары, и сизое небо с красным диском солнца совсем испортило всю пейзажную фактуру.

Омулёвка в южных отрогах Арга-Тас.

Омулёвка в южных отрогах Арга-Тас.
С горами окончательно распрощались после довольно крупного левого притока, под названием Омчикчан. Тот день оказался редким дождливым и к устью притока подходили уже совсем мокрые. Там собирались немного половить рыбу и выпить чаю. Но место было занято, на берегу что-то съестное искал медведь. Пришлось выпустить в него сигнальный заряд. Тот бедолага даже застонал от страха и обделался, не успев добежать до спасительного леса. Прости хозяин тайги, но для тебя же будет лучше, если и дальше станешь избегать встреч с людьми. А на устье Омчикчана, кстати, совсем даже не плохо ловится крупный ленок.

Медведь на Омулёвке.

Медведь.

Ленок.

 
Дальше Омулёвка превращается в обычную равнинную и таёжную реку, протекающую по заболоченной низменности. Берега здесь, в лучшем случае галечниковые, а часто и просто торфяные, с мерцающими в них холодными линзами льда.
Немного нудно, конечно, плыть по такой реке на катамаране. Но мы и не намеревались делать это до самой Колымы. Ещё раньше была договорённость, что к нам выйдут навстречу из Зырянки на моторных лодках. Конкретно о нашей встрече договаривались уже ближе к делу, по спутниковому телефону. Однако саму Омулёвку мы прошли всю, до самого слияния с Ясачной, на впадении которой в Колыму и стоит посёлок Зырянка.

Омулёвка на равнине.

Омулёвка на равнине.
Дальнейшая судьба нашей экспедиции складывалась просто. Люди из Зырянки не подвели и благополучно доставили в посёлок. Там связались с Игорем, который в прошлом году отвёз наших ребят на моторной лодке в Сеймчан. Он взял к себе на постой и обещал через два-три дня также отвезти и нас. До Сеймчана путь не близкий, около 600 километров вверх по Колыме. Из Зырянки также можно выбраться и на самолёте, но в Якутск. А нам нужно в Магадан, да и вариант этот гораздо дороже обошёлся бы. До Сеймчана добрались с двумя ночёвками на берегах Колымы. А дальше уже по дороге на Магадан.
Вот так прошла очередная фотоэкспедиция. Две недели на заброску, две недели сама экспедиция и ещё неделя на выброску. Но не стоит ни о чём жалеть. Тем более что лично меня впереди ждёт ещё Лабынкыр.

P.S. Недавно пришла серьёзная поправка к моему рассказу. Не стал менять текст самого рассказа, а просто полностью передаю это письмо из Германии. Дословно и побуквенно. То есть в латинице.

Zdravstvuite Sergei,
 
segodnya cital vash krasivii foto-rasskaz po reke Omuevke 2010 http://www.photogeographic.ru/articles/112/. Hochu obratit vashe vnimanie na odnu netochnosti v vashem rasskaze, gde rech idet o samoi opasnoi meste na etom reke. Vi tam pishite o porog kotorii vi obnesli, a potom o prizhim za nego, gde vash katamaran popal v opasnuu situatsiu. Лишь вернувшись с Омулёвки, мы узнали, что на самом деле трагедия в немецкой группе произошла именно в этом прижиме, а не в самом пороге, как думали до того.
Zdes proizoshlo nedorazumenii. Tragedii s nashem drugom Olegom (on Even iz Magadana) sluchilos na samom poroge, kak vi znachalo i dumali. On pri prohozhdenii vipal iz lodki i utonul v kanion, udarilsa golovoi na kamen. Mozhet bit stoit eshe raz podcherknut opasnosti samogo poroga, ved eshe mnogie turisti-vodniki kotorie sobirautsa na Omulevke budut citat vash rasskaz.
 
Ya proshel etot porog dvazhdii, v 2006 g. v sostav toi gruppe, i eshe raz v 2010 g. kogda splavlalis po Omulevke posle vas. Porog hitrii, osobeno esli proidti ego v rezinovoi lodke. Pri razvedki s verhu skali ono viglyadit dostatichno normalno, linia dvizhenie yasno. No s verhu ne vidat cto, posle osnovnogo sliva poroga i blizhe k levoi skaloi, obrazuetsa glubokaya vodnaya yama, za nee bolshoi stoyashii krivoi val. Ona mozhet lehko zalit ili povernut lodku, dazhe bolshuyu krepkuyu lodku klassa "miniraft". Imeno tam Oleg vmeste s eshe odnim russkim tovarishom vipali iz lodki, hotya sama ih lodka v itoge dazhe ne perevernulsa. Na katamaran-cetverku problem budet menshe, no v lubom sluchae etot mesto trebuet horoshii gotovnost.
 
S privetom,
Robert
© 2007-2012 PhotoGeographic Менеджер проекта - Оксана Глебова
Веб-дизайн - Ольга Гордиенко
Перевод - Настя Карпухина